Мой первый опыт диссекции 2017

Boulder, Colorado 2017
«Уберите атлас анатомии со стола! — сказал Tod Garcia (директор лаборатории lofae.com). — Вы знаете, когда студент перестаёт учиться? Когда преподаватель утверждает что-то. Вы смотрите в атлас, видите утверждение и перестаёте учиться. Уберите его и начните исследовать!»
После этих слов мне стало значительно легче, ведь я одна из немногих, кто пришёл без атласа...

Весь год я мечтала попасть на этот курс! Пять дней изучения реальной анатомии на трупах вместе с Томасом Майерсом.
Запись на этот курс заканчивается почти сразу после начала набора. Со всей планеты люди слетаются сюда ради этого опыта.

Не буду врать, поджилки тряслись, хоть я и подготовилась: в Москве сходила в морг «по знакомству».

Нас ждала прекрасная лаборатория в Tempe, штат Аризона, в которой круглый год проходит разного формата изучение анатомии на трупном материале, и это доступно для всех желающих (красота, не надо тайком бегать в морг!))
Мой страх рассеялся во время инструктажа от Тода. Этот маленький человек с энергетикой Наполеона тут же погрузил нас в состояние СПОКОЙСТВИЯ (очень чёткие фразы и хорошее чувство юмора). Думаю, это талант и опыт. Это dissector (на русском не знаю как) от Бога. Достаточно посмотреть ему в глаза, и весь страх исчезает.
Основная масса студентов — мануальные терапевты (больше 80%), остальные — тренеры разных направлений (больше йога). Нас разделили на группы по пять и шесть человек на один стол. Всего восемь столов одновременно. Мы поделились внутри группы своими интересами. Мне интересно ВСЁ, но я сделала усилие и выделила таз и крестец. После этого столы открыли...
К нашей группе подошёл Томас Майерс и сделал первый надрез и ещё несколько по телу, где мы могли бы начать работать одновременно: шея, туловище, ноги.

Важно сказать, что трупы, с которыми мы работаем, — доноры! Это люди, при жизни завещавшие свои тела. Мы тщательно собираем все останки в специальные мешки, их отправят родственникам на захоронение. Поэтому первое важное чувство, которое я испытала, это благодарность этим людям за предоставленную возможность...

Самое сложное — сделать первый надрез на коже...


ПРО НАС


Наши зеркальные нейроны (если вы нормальный человек) работают постоянно. Где-то внутри твоего живота начинается шевеление, когда ты смотришь на тело. И здесь важно перейти в состояние наблюдателя. Наблюдать, а НЕ глушить работу этих нейронов, сохраняя и оберегая это удивительное свойство человеческой натуры!

В моей команде один мужчина и ещё четыре женщины. Пару минут мы просто постояли рядом с «ней», благодаря за предоставленную возможность. Потом дали ей имя, взяли инструменты, но никто так и не решался сделать первый надрез. Подошёл Том Майерс и «закатил» нас в этот поток: сделал несколько надрезов и начал снимать слой эпидермы и дермы, слой гиподермы надо было сохранить. И мы покатились...



НАШИ ОСОБЕННОСТИ


Мы отметили наличие разных особенностей у наших доноров: импланты груди, шрамы после операций, кесарево сечение, подтяжка лица, необычное положение тела, это всё притягивало наше внимание для дальнейших наблюдений.

Когда мы сняли слой гиподермы (в который входит жировая ткань), нашему взгляду открылась потрясающая картина: наш фасциальный костюмчик как есть в своей красе! Единая, непрерывающаяся, блестящая от влаги ткань, покрывающая всё тело. Направление волокон было самым разнообразным и отличалось от модели к модели. Двигая тела, мы восторгались этим костюмчиком, и Том представил нам свой «новый» меридиан — ипсилатеральную линию (пока так и оставим название, без перевода).

Итак, маленькая часть моих открытий, ибо всё описать невозможно, а каждая минута — это маленькое открытие :-)


ПРО ГИБКОСТЬ


Как тренера меня в первую очередь интересовал объём движения в суставах. Для этого я протестировала всех доноров (для большей объективности результата) и решила для себя, что буду наблюдать за этим параметром.
И первое потрясающее открытие: после снятия первого слоя (ЭПИДЕРМЫ И ДЕРМЫ) объём движения увеличился у ВСЕХ, хотя мы знаем, что кожа достаточна растяжима. После снятия гиподермы объём ещё больше увеличился, но это уже было ожидаемым...
Продолжая своё исследование на задней поверхности бедра, я постепенно отделяла каждую мышцу ПРОДОЛЬНО (ничего не отрезая, это важно), сравнивала амплитуду сгибания прямой ноги. Каждый раз объём движения был больше! Самый лучший результат был после отделения двуглавой бедра от широкой фасции и после разделения двуглавой бедра от полусухожильной с освобождением седалищного нерва (ДА, и он толстый, в смысле, седалищный нерв))!


ОСОБЕННОСТИ И АДАПТАЦИИ


Было интересно отследить, что происходит на каждом уровне в областях с «особенностями» наших доноров. Фасциальная ткань адаптировалась под травму по всей глубине вмешательства и даже глубже. Всего не опишешь, но очень хочу поделиться увиденным, как перерождается грудная мышца при имплантации груди, она буквально превращается в подвязку для этого мешочка. И у нашей модели, видимо, был рак, и она проходила химиотерапию. Том подсказал нам это, указав на потрясающие изменения в районе слоёв фасции под имплантом: он буквально превратился в ПЛАСТИК! И лёгкие со стороны рёбер образовали спайки с грудной клеткой. При жизни эта область однозначно была дисфункциональна. Все подходили потрогать и восхититься этой находкой.
А что меня по-настоящему восхитило, так это тело единственного мужчины. Том сделал предположение, что он был на войне. Его тело — одна сплошная особенность: скрюченное и скукоженное, структурно деформированное, и когда мы добрались до уровня суставов, то обнаружили, что оба колена искусственные (этим американцев не удивить, а я первый раз видела), но самое удивительное — правый ТБС. Он буквально был раздроблен (очень давно), и эти куски как смогли срослись, поначалу даже было сложно разобраться, ЧТО ЭТО!
Нога в итоге была на 5 сантиметров короче. Почему он не сделал операцию, мы не узнаем. Но ему было за 70! Восхищает то, как наше тело адаптируется, приспосабливается и выживает...


ПРО МОИ СЛЮНИ!


Это удивительное наблюдение я обязательно добавляю в объяснение Принципов движения, когда даю Организацию головы, шеи и плеч.

Нам поставили задачу сепарировать три слоя мышц живота: внешняя косая, внутренняя косая и поперечная. Они оказались такими тонкими, как папирус!
Мои коллеги как-то быстро сдались, а меня затянуло! Я просто наслаждалась процессом, как в юности вышивкой и вязанием. В этом что-то от искусства. Ты должен быть очень ТОЧНЫМ, но при этом расслабленным (иначе дырка в животе гарантирована).
И в какой-то момент я осознаю себя с открытым ртом, нижняя челюсть отвисла, и слюну я уже какое-то время не сглатывала (друзья, вы не переживайте, я была в маске, и никто не видел)) Если в этот момент начать что-то рассказывать, то брызги из слюней точно полетят в стороны. Мыслей никаких нет, ты просто кайфуешь от процесса. Так выглядят маленькие детки, с расслабленной челюстью и текущими слюнями...
В итоге результат впечатлил! Все три слоя обнаружены и отделены до уровня прямой мышцы живота. Все подходили и прощупывали их, перекладывая, а меня переполняло чувство удовлетворённости...


ЧТО ВАЖНО?


Важно, что в конце каждого дня мы делились своими впечатлениями и открытиями. Нам оставляли 30 минут после этого, чтобы мы могли походить по всем столам и пройти по тропе исследователей.
Это реально нас всех обогащало и делало информационное пространство ещё гуще (хотя казалось, куда уже))


ТОМАС МАЙЕРС


Он ни на минуту не останавливался в своём преподавании. Он перемещался от стола к столу, начинал работать с какой-то частью тела и тут же рассказывал об этой части что-то важное, связанное с биомеханикой или анатомией. В какой-то момент я даже подумала, что, может, мне просто походить за ним по залу?)) А в один из перерывов он достал гитару и начал петь. Люди подпевали, и было в этом что-то очень человеческое... Ему в этом году исполнится 69. Он прекрасно выглядит, в хорошей форме! В конце я сказала, что ему надо обязательно прилететь в Москву, иначе меня порвут на меридианы :)
Подписывайтесь на наши каналы, чтобы быть в курсе последних новостей
Close
Задать вопрос
10:00 – 18:00 по Москве
Telegram
Mail